This version of the page http://www.mediaport.ua/car-gory stored by archive.org.ua. It represents a snapshot of the page as of 2018-04-18. The original page over time could change.
Царь горы - MediaPort
Имя

Царь горы

Сессии Харьковского городского совета уже давно превратились в ринг, в котором всегда боксирует лишь один человек. Он сам себе и конферансье, и боец, и свой же соперник. Говорит что хочет, сколько хочет и когда вздумается. Возразить ему зачастую нельзя, да и почти никто этого делать не осмеливается. А если таки решается — «получает в лоб».

«Let’s get ready to rumble!»

Это начинается в 10 утра и продолжается до обеда. Без перерыва — его идея. В большом зале депутаты готовятся принимать — как правило, без особых обсуждений — стопки решений. С недавних пор — это электронные «стопки». Теперь ведь у каждого iPad.

После приветственных депутатских объятий и крепких рукопожатий в большом зале горсовета наступает гробовая тишина. Это Кернес вошёл в зал.

Даже немного страшно. Минуту назад все так жизненно шумели, одна секунда — и все «на цыпочках».

Сессия начинается с выступления коммуниста. На трибуну взбирается старый знакомый Геннадия Кернеса — Владимир Лушницкий. Не раз, когда этот человек выступал с трибуны хоть с малейшей критикой в адрес власти, Геннадий Кернес вспоминал ему всё — вплоть до громкой истории об «избиении ученика».

Впервые ли, уж не знаю, но того, что произошло в этот день, не бывало давно. Геннадий Кернес стал на сторону коммуниста. И более того — принялся его защищать.

Всё началось с «фашизма». На эту тему Владимир Лушницкий добросовестно подготовил доклад. В его речи было всякое, не стану перечислять. Врезалось в память слово «недобитки». Примерно в таком ключе член фракции КПУ высказывался о националистах. Речь шла о представителях и сторонниках «Свободы». Суть выступления — «фашизм», «все на борьбу».

Затем — голосование по утверждению почётных граждан Харькова. В один ряд с Героями Советского Союза и руководителями промышленных предприятий выдвигают бывшего Харьковского городского голову Михаила Добкина, народного депутата и мецената Александра Фельдмана. Но кто-то, вот те на, голосует «против». На табло «горит» красная единичка. Кернес требует подняться того, кто посмел. Никто не встаёт.

«Классный руководитель» не нашёл виноватого, чтобы поставить в угол. Неуд. Неудовлетворён.

В итоге мэр предлагает переголосовать — и снова неудача. Один-единственный «против». Говорит, таким поведением оппозиция показывает своё неуважение к харьковчанам — мол, «за людей дела не голосуют». В потоке речи он выделяет лишь депутата от «Батькивщины» Игоря Поддубного. Называет его «хорошим парнем», предлагает «тёплый чай, тёплую одежду» и тёплое место в кресле фракции ПР. 

«Поддубный, вы стали хорошим парнем, вы снимаете фильмы о Великой Отечественной войне, вы молодец. А рядом с вами сидят, поверьте мне… Я хочу сказать, вот реально, вы в своей фракции малочисленной разберитесь между собой. А тебе, Поддубный, предлагаю написать после того голосования, что ты вышел из этой фракции, коль ты уважаешь этих людей, да. И переходи к нам — во фракцию Партии регионов. Для вашего сведения, Андрей Иванович Руденко возглавил партийную организацию Дергачей, вы поняли, да?»

Вот это переспрашивание — ещё одна любопытная деталь. Геннадий Кернес всю сессию убеждается в собственной правоте.

«Понятно, Григорец?»

— Пооо-нятно, — слышится из зала.

Или «Ясно вам?», «Понятно, да?»

И никто не противится.

Второй раунд — и к трибуне снова семенит, вы не поверите, Владимир Лушницкий. Оставив на минутку «фашизм», он берётся выяснять здоровье пациентки Тимошенко. Где-то я уже это слышала. И вот тут ещё, кажется.

«Если она не больна, то пусть возвращается в Качановскую колонию, шьёт тапочки. Кстати, очень хорошо — белая футболка «Юле волю» очень хорошо бы смотрелась под белые эксклюзивные, от Юли, тапочки», — предлагает дизайнер-коммунист Лушницкий.

Сердце «БЮТа» не выдерживает. Наконец-то хоть кто-то включается в дискуссию.

«С места [выступайте]. Ну зачем [с трибуны]? Чтобы вас видели ваши рожки от очков?» — это Геннадий Кернес обращается к депутату Алексеенко, взявшему слово. У того на макушке солнцезащитные очки.

«Геннадий Адольфович, у меня к вам вопрос по поводу двойных стандартов. Вы неоднократно в этом зале заявляли о том, что не потерпите в этих стенах политических заявлений. Сегодня мы стали свидетелями двух политических заявлений от Коммунистической партии Украины. Вашей реакции от этого не последовало. Спасибо за внимание», — говорит Алексеенко, ни больше ни меньше.

«Не, минуточку, я отвечу. Я член Партии регионов, но отвечу за выступление депутата от КПУ Лушницкого Владимира Михайловича. Первое — он, по сути, в начале высказал своё отношение к фашизму. Это есть политика? Это его отношение к тем людям, которые проповедуют эту страшную беду, вы к ней относитесь. Это первое. Вам неприятно это слышать? Пересмотрите свои взгляды. Сходите в церковь — украинскую православную, Московского патриархата. Перекреститесь там, причаститесь. И будет всё нормально. Это первое», — подчёркивает Кернес, но «первое», кажется, уже было. 

«Второе. Мы с уважением относимся к любой позиции политической, но только не к хамству. А вы просто-напросто, отвечая на вопрос, что это за болезнь у Юли Тимошенко, я думаю, что диагноз поставят врачи, но болезнь у таких «прихильныков» Юли Тимошенко — это просто безнравственность, безответственность и безразличие. И потому что вы просто без наказания постоянно это делаете, вы ломаете детские площадки, вы оставляете после себя груды мусора, вы никогда не убираете после себя. Вы считаете, что за вами придёт дворовой рабочий, он обязан убрать. Понимаете? Вот и всё, что он сказал. Где здесь политика? Здесь нет политики. Он просто задал конкретный вопрос. Он никого не обвинял. Какие здесь двойные стандарты? Здесь есть нормальные рассуждения, нормального жителя города Харькова и патриота. Всё и больше ничего…», — продолжает мэр.

«Кому какие тапочки покупать — это личное оскорбление. Этот вопрос не для публичного обсуждения — чем я болею, чем вы болеете», — вступает ещё один член фракции «Батькивщина» Олег Яцына.

«...Тогда, когда вы хотите своими ногами пачкать здесь территорию с фашистскими лозунгами...», — перебивает Кернес.

«Никто никогда фашистские лозунги не готовит. А мой дед воевал и был героем обороны Ленинграда. Поэтому давайте осторожно использовать слово «фашизм». Вы понимаете суть этого слова? Прежде чем разжигать, делить Украину — на правобережную, на западную, на тех, кто разговаривает на украинском, — давайте подумаем, что мы делаем, уважаемые депутаты», — заводится Яцына.

«У нас вопрос вообще-то 31-й — «О внесении изменений в смету расходов на исполнение комплексной программы «Инновации….», — сначала почему-то произносит городской голова, но тут же идёт в атаку.

Уже на повышенных тонах, на скорости, он меняет слова в предложении. «А не ли вы...?» — разносят по залу колонки.

«А что такое «фашизм», вот это вы там историю преподаёте? Вот, нате, прочтите, здесь свастика немецкая и написано: «Хороший жид — мёртвый жид». (Кернес показывает листовку, которую принёс Лушницкий — ред.) Вам понятно? А может, это вы написали? Может быть. А может быть, это написали ваши, извините, партнёры. В офисе таких инициативных людей, есть у вас такие офисы. А не ли вы клеили гробы из папье-маше и выносили сюда власть хоронить? А не ли вы приносили сюда флаги? А не ли вы одобряете марш «патриотов», чеканят с факелами…? А не ли вы стоите у могилы УПА-УНСО, не вы ли стояли там, или вам показать фотографию вместе с вашими коллегами? Вы там стояли конкретно. Поэтому не надо нам ничего рассказывать. Пожалуйста, голосуем в целом.

Не надо вам голосовать вообще. Вы зачем вообще депутатом стали? Зачем? Где хоть одна ваша иницитива? Вот просто чисто по-человечески. Хоть одна нормальная инициатива. Можете нам показать? А то когда возле могилы с УПА стоять, так он горазд, а потом деда вспоминать, который в Ленинграде погиб или, слава богу, жив остался. Не надо так делать. Не живите вы двойными стандартами. Тогда и мы будем, поверьте мне, с уважением к вам относиться. Да я не хочу с вами разговаривать, короче!

Вот тут вот стоят журналисты с телекамерами, я с такими людьми, как вы, разговаривать не хочу. Почему? Первое: вы безынициативные люди. Вы не уважаете вообще историю. Хоть вы и преподаватель истории. Но конъюнктурно примкнули к этим людям, которые сегодня проповедуют УПА-УНСО. Конкретно. Понимаете или нет? Вы конкретно говорите о том, что бы мы уничтожили всё, что было советское, и так далее, и так далее. А не ли вы живёте и преподаёте в том университете, который был построен в том числе в советское время? Так не ходите туда и не целуйте замок этой двери. Понимаете это или нет? И не получайте там заработную плату! Вот и всё. Вот моё конкретное предложение. Ясно?

Или Любомир Григорец, который выкинул из квартиры со своей новой любовницей мужчину преклонного возраста? И живёт там, и своё удостоверение там тычит? Хотите это посмотреть? Это же ваша этика! Я хочу сказать вам, уважаемые депутаты, вы прекратите свои удостоверения везде предъявлять. Потому что в ваших удостоверениях — «инфляция». Вас уже никто не знает и видеть не хочет. Можете встать и выйти отсюда. То, что вы и делаете».

Несколько депутатов от оппозиции встают и уходят из зала. Это стандартный финал подобных «дискуссий».

«Пожалуйста. Давайте! Нам без вас будет легче даже дышать. Марьяна, а ты осталась? Молодец. Новый раскол. Четверо ушло, несколько осталось. Вот это нормально. Вот это лицо людей. Интересно, о чём они сейчас будут говорить там?» — мысли вслух от Геннадия Кернеса. 

И тут же, как ни в чём ни бывало: «Значит, 32-й вопрос. «Про внесення змін до програми сприяння…».

Через несколько минут в президиум Кернесу передадут документы от Любомира Григорца. Тот доказывает, что есть решение суда. Будто оправдывается. Зачем? Перед кем?

Председательствующий не унимается, дальше — в целом об оппозиции. 

«Я думаю, что все категории населения, и молодёжь, которая здесь присутствовала, я думаю, разбирается в таких людях. Просто. Я уже говорил, что хамелеонам, бацилам здесь не место. Есть принципиальная позиция? Выйди и скажи», — продолжает Кернес.

Но он прав — тогда, когда говорить надо, не выходит никто. А когда и пытаются, то, в большинстве случаев, бубнят с листа, в ответ получают «оплеуху» — и делу конец. И, кстати, кому нужен этот Регламент?

Стаття 24. Обов’язки депутата міської ради на засіданні ради

4) у виступі чи питанні не допускати особистих звернень до присутніх у залі засідань, крім як до доповідача (співдоповідача) та головуючого на засіданні;

5) не використовувати у виступі або питанні грубих, образливих висловлювань, таких, що наносять шкоду честі та гідності громадян, не призивати до незаконних дій, не використовувати завідомо недостовірну інформацію, не допускати неетичних оцінок учасників засідання міської ради та їх висловлювань, необґрунтованих звинувачень на адресу будь-кого з присутніх.

2. У випадку порушення даних вимог особа, що виступає або ставить питання, може бути позбавлена слова без попередження головуючим, до такої особи можуть бути застосовані інші заходи, визначені цим Регламентом. Вказаним особам слово для повторного виступу, питання не надається.

Стаття 26. Обов’язки головуючого на засіданні міської ради

2) забезпечувати дотримання прав депутатів на засіданні ради;

3) забезпечувати порядок у залі засідань;

6) виявляти шанобливе ставлення до учасників засідання, не допускати персональних зауважень та оцінок виступів учасників засідань;

Глава 18. Дисципліна та етика

Стаття 56. Дисципліна та етика в міській раді

3. Депутат, який одержав право виступу на засіданні, не повинний допускати образливих висловлювань, використовувати в публічних виступах недостовірні або неперевірені відомості стосовно органів державної влади, органів місцевого самоврядування, об’єднань громадян, підприємств, установ і організацій, їх керівників та інших посадових чи службових осіб, депутатських груп, фракцій, окремих депутатів місцевих рад. Якщо виступаючий зневажає це правило, головуючий на засіданні після другого попередження має право перервати виступ та позбавити виступаючого права виступу. Перевищення часу виступу не допускається, крім як за згодою більшості депутатів, присутніх на засіданні.

4. Головуючий не має права коментувати і давати оцінки виступам депутатів, якщо вони не порушили етичні норми.

Можете спросить, зачем это всё. Затем, что в потоке итоговых сюжетов о сессии горсовета в местных СМИ мне не хватало «полноты картины». Я попыталась её передать — благо, в МедиаПорте мне этого не запрещают, а требуют.

«Значит следующий вопрос…Это же у нас 37? «Про внесення змін до кошторису витрат…» А, 38-й, да? «Про внесення змін до…»...

Редактор: 
Зураб Аласания
Теги: 
сессия горсовета
,
Геннадий Кернес
,
сессия
,
Харьковский горсовет
Наталья Кутянина1
24 мая 2013 - 17:35

Картинка весьма подходящая к теме!

0
0
Борис
25 мая 2013 - 10:53

Интересно было почитать. спасибо.

1
0

Фото

Подробности стрельбы в центре Харькова

Видео

Харьковчанин при пожаре спас мужчину и ребёнка

#mediaport_ua
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.