Главная

Наша Борьба (new)

Статьи (new)

Фотоархив (обновление!)

Политзеки

НБ - арт (new)

Гостевая книга

Ссылки

Контакты

nbpkiev@ukr.net


Сайт киевского отделения
Национал-Большевистской Партии

Одесское "пыточное" дело комсомольцев

В Одессе завершен процесс над комсомольцами, которых обвиняют в попытке свергнуть нынешний режим на Украине. Перед жовтоблакитными судьями предстали Андрей Яковенко, Богдан Зинченко, Нина Польская, Анатолий Плево, Игорь Данилов. Подсудимые отказались на суде от своих показаний во время следствия, заявив, что к ним применялись пытки. В результате пыток скончался во время следствия Сергей Бердюгин. Сообщается, что украинские палачи подвешивали на дыбе Игоря Данилова. Его избивали до такой степени, что осколки ребер повредили ему легкие. Данилов пытался покончить с собой, вскрыв сонную артерию. Избивали всех подсудимых. Им загоняли под ногти иголки. На процессе отмечены многочисленные нарушения норм, установленных самой украинской юстицией. Международная общественность хранит молчание по поводу пыток в Одессе.

К истории вопроса:

ГЕСТАПОВСКИЕ ПЫТКИ КОМСОМОЛЬЦЕВ НА УКРАИНЕ

Константин КОВАЛЕВ 16-11-2003
Службой безопасности Украины (СБУ) в декабре 2002 г. были задержаны и взяты под стражу 11 человек, граждан России и Украины, комсомольцев и коммунистов, боровшихся против капиталистического режима на Украине, за восстановление СССР. Они содержались в следственном изоляторе г. Николаева, а затем в ОСИ-21 г. Одессы. Это российские граждане: Игорь Данилов, Анатолий Плево, Илья Романов, Александр Смирнов, Евгений Семёнов, граждане Украины: Андрей Яковенко, Богдан Зинченко, Олег Алексеев, Сергей Бердюгин, Нина Польская, Александр Герасимов. В связи с тем, что обыски СБУ не дали желаемых результатов, время между фактическим задержанием и документальным его оформлением, а также дальнейшие несколько месяцев были использованы для пыток с целью получения признаний в террористической деятельности, бандитизме и других уголовных преступлениях.

Со слов адвокатов, в подвалах следственного изолятора г. Николаева ребят били по половым органам, вставляли в них проволоку, загоняли иголки под ногти. Во время пыток Олег Алексеев пытался выколоть себе глаз с целью покончить жизнь самоубийством. Анатолий Плево вскрыл себе вены. У Андрея Яковенко произошел сердечный приступ. Особенно жестоко пытали Игоря Данилова. Его подвешивали на дыбу за скованные наручниками руки, били головой о стену, приковывали наручниками к кровати и при этом избивали, прыгали на него, в результате чего у него были сломаны рёбра, раздавлена грудная клетка и осколками рёбер повреждены легкие. Несколько дней он едва мог дышать и харкал кровью, у него возник гнойный плеврит, который чуть не привёл к смерти. Данилов героически вынес всё и не дал никаких показаний против своих товарищей. Стремясь избавиться от чудовищных пыток, он, со слов адвоката, пытался покончить с собой путём вскрытия сонной артерии.

В феврале 2003 года Богдана Зинченко, избитого и голого бросили в камеру на бетонный пол, где он обессиленный пролежал 14 часов, в результате чего перенёс воспаление легких. Зинченко также многократно избивали тюремные спецназовцы, врывавшиеся в камеру и сажали в карцер - за то, что он вместе со своими сокамерниками создал комсомольскую организацию и отказывался прекратить политическую работу в тюрьме.

Также стало известно, что в следственных изоляторах Николаева, Херсона и других действует система пыточных камер, через которые все 11 человек были пропущены не по одному разу.

Семнадцатилетнюю Нину Польскую во время допросов избивали, угрожали изнасиловать всем отделом милиции. Когда её привезли из Николаева домой в Одессу (выпустив под подписку о невыезде после получения ее согласия сотрудничать со следствием), она была вся в синяках, и ноги от бедра и ниже были ободраны в кровь.

24 сентября в Одессе начался судебный процесс. На основании полученных "признательных показаний" все 11 ребят обвиняются в "терроризме", "бандитизме", "призывах к насильственному свержению конституционного строя", их требуют приговорить к максимальным срокам тюремного заключения, включая пожизненное.

Пытки продолжались в течение всего предварительного следствия и продолжаются в настоящее время, уже после начала судебного процесса – теперь уже для того, чтобы не допустить отказа их от показаний, выбитых на следствии.

Так, Александра Смирнова избивали даже в здании суда во время конвоирования в зал судебных заседаний.

1 НОЯБРЯ 2003 Г. ОТ ПОСЛЕДСТВИЙ ПЫТОК СКОНЧАЛСЯ 20-ЛЕТНИЙ СЕРГЕЙ БЕРДЮГИН. Его страшная бледность и тяжелое состояние были видно всем присутствовавшим на суде в Одессе 24 октября. В самом начале судебного заседания он заявил о плохом самочувствии и просил изменить меру пресечения на подписку о невыезде. Однако суд отказал ему в этом. Сергею не была вовремя оказана необходимая медицинская помощь, его состояние продолжало стремительно ухудшаться. На очередное судебное заседание 13 октября Бердюгина внесли на руках в зал, из-за невозможности его участия в заседании оно было отложено. Только после этого он был госпитализирован.

Уже в больнице, смертельно больной и неспособный к самостоятельному передвижению, окруженный спецназовцами "Беркута" Сергей Бердюгин был прикован наручниками к кровати до самого последнего вздоха, что в его состоянии явилось варварской пыткой, а также пыткой его матери, сидевшей возле него.

СБУ пустило версию "скоротечного рака" - мнимую причину гибели комсомольца. А перед этим тюремная администрация говорила о "воспалении легких" и "воспалении печени". Однако судебно-медицинский эксперт в горбольнице № 1 О. Багитская, несмотря на оказываемое на нее давление, выдала заключение, которое свидетельствует, что Бердюгин был убит в тюрьме. Вот текст этого короткого документа:

"Одесское областное бюро судебно-медицинской экспертизы. Врачебное свидетельство о смерти № 2697. Окончательное. Дата выдачи - 3 ноября 2003 года. Имя, фамилия, отчество - Бердюгин Сергей Сергеевич. Дата рождения - 25 апреля 1983 года. Дата смерти - 1 ноября 2003 года. Место смерти: государство Украина, город Одесса. Причина смерти установлена судебно-медицинским экспертом Багитской О.О. на основании вскрытия.

Непосредственная причина смерти, заболевания, которые вызвали и обусловили причину смерти:

а. Малокровие органов.

б. Забрюшинная гематома и разрыв печени.

в. Закрытая травма живота".

Таким образом, врачи констатировали смертельные последствия побоев и оформили их в объективное медицинское заключение - свидетельство об убийстве политзаключенного, убийственное свидетельство против его палачей. Тюремщики неспроста сопротивлялись переводу смертельно больного Бердюгина в стационар горбольницы. Они боялись, что политзаключенный умрет на воле, и "непосредственные причины" его смерти станут достоянием гласности. Они прекрасно понимали, чем грозит для них лаконичных текст этой стандартной бумажки. Пытались отобрать ее оригинал, звонили с угрозами на дом к матери Бердюгина и секретарю одесского комсомола Царькову. Затягивали кремацию и похороны, пытались состряпать липовое "свидетельство" - после окончательной судебно-медицинской экспертизы.

Действия следователей СБУ, милиции, администрации следственных изоляторов Николаева и Одессы, тюремных врачей и судей Одесского апелляционного суда, приведшие к гибели Бердюгина, фактически являются преднамеренным убийством и актом запугивания остальных обвиняемых с целью не допустить их отказа от показаний, выбитых на следствии.

Вину СБУ подтверждает и увольнение главы Одесского областного управления СБУ генерала Павленко с занимаемой должности через пять дней после смерти Бердюгина, когда факт убийства политзаключенного получил общественный резонанс. Так легко власти хотят "откупиться" и избежать возбуждения уголовного дела по факту убийства Бердюгина.

Явно предвзятое ведение процесса, возобновившегося в Одессе 10 ноября, продолжается. Суд под председательством Л.Тополева отказывает во всех ходатайствах обвиняемым и их адвокатам, нарушает право обвиняемых на защиту, дважды отказав отцу Яковенко в предусмотренном УПК Украины праве выступать защитником своего сына. 10 ноября отца Зинченко, уже введенного в процесс 24 сентября в качестве защитника, суд незаконно вывел из процесса.

Украинские власти расправляются с комсомольцами с такой демонстративной жестокостью потому, что хотят создать прецедент, запугать всех, кто борется против антинародных, капиталистических режимов. Поэтому обязанность всех коммунистов максимально энергично выступить в защиту этих ребят.

Трагическая смерть Бердюгина вскрыла правду о пытках политзаключенных, засвидетельствовала преступный характер процесса по "террористическому" делу №144. Она заставляет удвоить усилия в борьбе за освобождение остальных, пока еще живых политзаключенных.

На состоявшемся 10 ноября заседании суда все комсомольцы, а также адвокаты потребовали провести расследование гибели Бердюгина. Илья Романов, после отказа суда начать такое расследование и привлечь к ответственности работников МВД, подвергавших пыткам его самого и его товарищей, объявил голодовку. Александр Смирнов присоединился к ней. За это их тоже могут убить, как Бердюгина. Жизнь всех 10 оставшихся комсомольцев находится в огромной опасности, пока они остаются в застенках одесского СИ-21. Нельзя терять ни одного дня.

Необходимо как можно шире, в России и за рубежом предать гласности факт убийства Бердюгина и нарушений следственными органами Украины международной Конвенции о запрете пыток, подключить к спасению ребят российские и международные правозащитные организации.

И срочно направить в прокуратуру Одесской области, одесский апелляционный суд, а также в Генпрокуратуру и Верховный Суд и государственные органы Украины телеграммы и факсы и e-mail письма с ТРЕБОВАНИЯМИ:

• заменить весь состав суда во главе с председательствующим Тополевым, допустившего в период судебных слушаний пытки обвиняемых, уже приведших к смерти одного из них;

• изменить обвиняемым меру пресечения на подписку о невыезде ввиду угрозы их жизни;

• привлечь к ответственности работников следственных органов Украины за убийство Сергея Бердюгина, применение пыток к подследственным, проходящим по делу № 144, и процессуальные нарушения;

• направить на доследование уголовное дело № 144 ввиду грубейших процессуальных нарушений, допущенных следствием и судом.


Начальнику администрации ОСИ-21 - факсы и телеграммы с требованием прекратить подвергать опасности жизнь и здоровье обвиняемых, проходящих по делу № 144, обеспечить им человеческие условия содержания и соблюдение их прав.


От Консульского управления МИД РФ необходимо потребовать:


• уволить консула-советника Антипенко за демонстративное неисполнение своих служебных обязанностей в отношении граждан РФ Данилова, Плево, Романова, Смирнова в течение всего хода следствия;

• назначить наблюдателя за процессом по уголовному делу № 144 от Президентов и Парламентов России и Украины;

• провести независимое расследование причин возникновения данного уголовного дела, являющегося откровенной провокацией с целью ухудшения и без того непростых дипломатических отношений между Россией и Украиной.

Одесское дело 17 - 21 ноября

По сообщениям адвокатов и родителей комсомольцев, заседание 17 НОЯБРЯ
началось с того, что судья В.Тополев опоздал на целый час. Но, как ни в чем не бывало, продолжил свой неправый суд. Сперва он отверг большинство ходатайств адвокатов. А их заявления и требования касались весьма серьезных нарушений, допускаемых судом и администрацией следственного изолятора. Так, во время судебного заседания адвокатам не разрешали не только быть рядом со своими подзащитными, но даже подходить к клетке, где находятся обвиняемые. Это абсурд и явное нарушение права человека на защиту. Адвокаты просили дать им возможность нормально выполнять свои профессиональные обязанности. Но
в этом ходатайстве суд во главе с Тополевым отказал.

Далее. Комната, выделенная судом для бесед адвокатов с подзащитными, была настолько холодная, что адвокаты не могли работать там. Между тем, в здании суда имеется пригодное для таких целей помещение, но судья Тополев отказался его предоставить. Прозвучало заявление журналиста одной из левых газет о том, что его не пустили в зал на предыдущем заседании, несмотря на то, что процесс открытый. Результат обращения к судье - как об стенку горох… И это неудивительно – отличие
этого «открытого» процесса от закрытого стремительно исчезает.
Например, Тополев запретил присутствующим, в частности, отцу Зинченко,
осуществлять аудиозапись хода процесса на диктофон. А адвокатам
пригрозил, что если они передадут кому-либо аудиозаписи, которые им еще на первом заседании было разрешено делать для удобства работы, то их будут привлекать к ответственности.

Наконец, самое вопиющее нарушение - при посещении подзащитных в тюрьме адвокатов обыскивали. Они потребовали прекратить это безобразие. Это было единственное ходатайство, которое Тополев милостиво удовлетворил.

В начале второй части заседания в зал полицейские не стали пускать родственников, опоздавших с перерыва (опаздывать можно только судье Тополеву). Вмешался какой-то российский военный и практически силой протолкнул родственников в зал. Полицейские схватили его, но он начал сопротивляться и вырвался. Тогда те его повалили и, наверное, бы задержали, если бы не несколько женщин-пикетчиц, которые отбили военного у полицейских.

Илья Романов и Александр Смирнов продолжают голодовку (Илья Романов даже отказался от собранной для него приднестровскими товарищами продуктовой передачи). Они повязали себе вокруг головы белые повязки с надписью «голодовка», чтобы всем присутствующим было ясно, что акция не прекращена. Сказать об этом обычным образом ребятам не удавалось, так как судья всё время обрывал подсудимых при попытке сделать какое-либо заявление, указывая, что они должны говорить только тогда,
когда велит суд.

Требования комсомольцев остаются теми же: удовлетворение заявленных ими и отвергнутых судом на предыдущих заседаниях ходатайств: о привлечении к ответственности тех, кто подвергал пыткам их и их товарищей; о привлечении к ответу виновных в гибели Бердюгина; о снятии запрета на переписку с родственниками.

В этот день подсудимых опрашивали, признают ли они себя виновными по предъявленным им обвинениям. Андрей Яковенко не признал себя виновным ни по каким статьям и отказался давать какие-либо показания. Богдан Зинченко также заявил, что не считает себя виновным, что это политический процесс и к нему уголовные обвинения не имеют отношения.
Александр Смирнов отказался от своих показаний, данных им на
следствии. Игорь Данилов на вопрос судьи, признает ли он себя
виновным, ответил только: «Я советский человек, и поступал так, как положено советскому человеку».

Остальные ребята признали себя виновными частично, по ряду статей.
Так, Илья Романов признал себя виновным только в мелком хулиганстве, т.е. во взрыве урны.

19 НОЯБРЯ к зданию суда нагнали ОМОН. В зал суда не пустили никого, кроме родственников подсудимых. Тех, кто пытался пройти, задерживали, выволакивали, заламывая руки. Романов и Смирнов продолжали голодовку.

20 НОЯБРЯ. Романова и Смирнова ухудшилось, их поместили в тюремную больницу. Они лежат под капельницей, их намереваются кормить принудительно через зонд. Голодовку продолжают. Следующее заседание назначено на понедельник, 23 ноября.

Десять граждан России, Украины и Молдовы приговорены к срокам от 4 до 14 лет лишения свободы за попытку создать советское государство. Обвинительный приговор, оглашенный судьей в понедельник, 19 июля, по делу "украинских комсомольцев" основывается более чем на 10 статьях Уголовного кодекса Украины.
Суд признал 10 человек - членов организованной группы в возрасте от 17 до 36 лет - виновными в терроризме, покушении на жизнь милиционеров и сотрудников Службы безопасности Украины, антиконституционной пропаганде, в попытке свергнуть конституционный строй Украины путем вооруженного восстания и создать Причерноморскую советскую социалистическую республику, а также в бандитизме, ограблениях и так далее.

Председательствующий в процессе судья Владимир Тополев зачитывал приговор более 5 часов.

Обвиняемым определены следующие сроки наказания в виде лишения свободы:

Украинцу Олегу Яковенко и россиянину Игорю Данилову - по 14 лет.

Украинцу Олегу Алексееву - 13 лет.

Украинцам Александру Герасимову и Богдану Зинченко - по 11 лет.

Россиянам Илье Романову - 10 лет, Александру Смирнову - 8 лет и Анатолию Плево - 6 лет.

Украинка Нина Польская осуждена на 4 года условно.

Молдаванин Евгений Семенов приговорен к ограничению свободы сроком на 3 года.